Не зная истории, нельзя знать, зачем мы пришли в мир, для чего живем и к чему стремимся                          В. Ключевский

К 75 –летнему Юбилею со Дня Победы в Великой Отечественной войне

Ломако Евгений

Эпизоды войны в жизни рядового представителя поколения Победителей

Полная версия

Оглавление

Накануне войны.. 2

Оккупация г. Мглина. 11

Расправа над патриотами села Шумарово. 15

Бои за освобождение Шумарово. 19

Освобождение Мглина. 21

Фронтовые эпизоды гвардии ефрейтора Ломако. 30

Восстановление разрушенного оккупантами хозяйства. 44

Источники и литература. 57

Накануне войны

Чтобы понять грандиозные, масштабные события, такие как Великая Отечественная война, и процессы ими порожденные, необходимо не только определить, какие субъекты и объекты участвовали в событии, но и конкретизировать соответствующую систему координат и масштаб рассмотрения события. Важно помнить, чем мог для жителей нашей страны стать другой исход той Великой битвы, которая развернулась на просторах европейской части России в 1941-1945 гг. Понимать, что впервые в истории человечества, речь шла о полном физическом уничтожении нашей страны и целых народов в ней проживающих. С этой точки зрения, интересным является то влияние, которое оказала война с таким целеполаганием на бытие отдельных людей, как она изменила их жизнь и, в конечном итоге, всю их дальнейшую судьбу.

В данной заметке мы представим только небольшой временной отрезок из жизни одного конкретного лица, судьба которого оказалась в водовороте грандиозных процессов, вызванных Великой Отечественной войной. Наша задача, используя лишь локальный масштаб рассмотрения данного процесса и документально подтвержденные факты и эпизоды частной жизни моего отца, Ломако Ивана Демидовича, дать представление, как это было на самом деле – в первые дни войны и в послевоенные годы восстановления разрушенного немецкими оккупантами всего уклада жизни населения одного из сел Мглинского края.

Из таких судеб, как из элементов мозаики, и складывается большое полотно того грандиозного события 1941-1945 годов, в котором мы героически выстояли, воюя практически против всей Европы, и победили, совершив невозможное. Фундамент этой победы был, конечно, заложен не только в годы пятилеток индустриализации страны, но и в первых декретах Советской власти о всеобщем образовании. Ведь Победа в этой войне, в первую очередь, определялась техническим превосходством в вооружениях, которое могли создавать и использовать лишь грамотные и технически подготовленные специалисты. Напомню, что уже 9 ноября 1917 г. совместным Декретом Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров была учреждена Государственная комиссия по просвещению, на которую возлагалась задача руководить всей системой народного образования и культуры. А 26 декабря 1919 г. был подписан декрет о том, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязывалось обучаться грамоте. В результате, СССР в короткий срок превратился в страну всеобщей грамотности. Так, например, уже к 1920 году удалось обучить грамоте 3 млн. человек.

Мой отец, Ломако Иван Демидович (1912-1971), родился в селе Шумарово, Мглинского уезда Черниговской губернии, в семье зажиточного малороссийского казака Демида Проворовича (ок. 1876-1938).

Lomako Ivan Demidovich

Ломако Иван Демидович, ок. 1950 г.

Демид перед коллективизацией имел в своем распоряжении большое и крепкое крестьянское хозяйство. В собственном владении Демида были: пятистенный дом с надворными постройками, окруженными высоким забором с воротами и калиткой; баня с предбанником; гумно для сушки и молотьбы зерна; конная косилка; молотилка, приводимая в движение лошадьми; веялка для очистки зерна от мякины; мялка для обработки льна и конопли; различные телеги, сани и даже парадная двухколёска.

Демид владел также большим участком земли и луговыми пастбищами в пойме р. Воронусы, называемой Дубровка. Здесь до революции росли вековые дубы и проходили сельские ярмарки, куда товар привозили из ближайших городов Почепа, Мглина, Суража и сел Мглинского края. В хозяйстве Демида было несколько лошадей, коров и много других более мелких животных.

В начале XX Демид жениться на Лосевой Домне Николаевне (ок.1877-1940). В их семье рождается три сына – Варфоломей (1902), Кирилл (1905), Иван (1912), а также дочь – Ольга (1908). Трое детей Демида – Варфоломей, Ольга и Иван – прожили достаточно длинную жизнь, но с Кириллом случился несчастный случай. Перед войной лошадь сильно ударила задними ногами его в живот, повредив внутренние органы. Вначале думали, что все обойдется, но потом состояние Кирилла резко ухудшилось. Возможно, что от удара произошел разрыв кишок и начался сепсис. Отец повез Кирилла в больницу г. Мглина. Кирилл был в сознании и пока они ехали вдруг сказал: «Иван, как сладко поют птицы». Через несколько минут он скончался.

Domna c

Лосева (Ломако) Домна Николаевна, ок. 1935 г.

Varfolomey 2 cСтарший сын Демида Варфоломей,. 1955 г.

 Tetya Olya Manya 1962 c

Дочь Демида Ольга со своей дочерью Марией, 1962 г

 

В 1927 г. XV–й съезд ВКП(б) определил курс на коллективизацию сельского хозяйства. Сущность политики коллективизации заключалась в обобществлении средств сельскохозяйственного производства и замене частной собственности в сельском хозяйстве на коллективную (колхозную). По стране промчалась волна коллективизации, сметая старый крестьянский уклад жизни в деревнях и селах. Крестьяне сгонялись в колхозы насильственным путем под угрозой репрессий, обобществлялась не только земля, но и сельскохозяйственный инвентарь, мелкий рогатый скот, домашняя птица.

 Такая политика привела к активному сопротивлению со стороны состоятельных владельцев (кулаков, как их тогда называли), на хозяйства которых вводился повышенный денежный налог, осуществлялась конфискация хлеба, а в дальнейшем применялась и процедура и раскулачивания.

Массовая коллективизация сельского хозяйства в Мглинском районе началась в 1929 году, в год «великого перелома», который ознаменовался крупнейшими переменами в промышленности и сельском хозяйстве страны. В 1929-30 годах в самом городе Мглине было создано 4 колхоза: «Коминтерн», «17 партсъезд», «Вторая пятилетка» и еврейский колхоз «Дер-Эмес», организованный на базе Мглинского агроучастка.

В Шумарово в 1931 году был образован колхоз «Новая жизнь». Председателем назначили Ворону Кирилла Ермолаевича.

Raskulashivanie

Кугач Ю.П. Раскулачивание

Согласно семейному преданию, оба моих деда, Ломако Демид Проворович и Лисейцев Никифор Ермолаевич (1871-1935), как владельцы крупных крестьянских хозяйств были насильно направлены на принудительные работы в интересах новых строек социализма. Возможно, что они были привлечены к работам на строительстве железной дороги Унеча-Мглин-Клетня.

V Kolhoz

В. Дилка. Организационное собрание колхоза.

Тогда старший сын Демида Варфоломей (1902-1968) все движимое имущество своего отца, лошадей и одну корову безвозмездно передал во вновь создаваемый в с. Шумарово колхоз «Новая жизнь», что позволило Демиду избежать стандартной для того времени тотальной процедуры раскулачивания.

Младший сын Демида Иван в 1928 году окончил 9 классов средней школы – в то время среднее образование было девятилетним. Это был год завершения партийной дискуссии о путях развития страны и перехода от новой экономической политики к политике индустриализации.

Главной задачей индустриализации было наращивание экономической и военной мощи государства максимально высокими темпами. Еще в декабре 1927 г. на XV съезде ВКП(б) были приняты «Директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР». Начало социалистической индустриализации как составной части «триединой задачи по коренному переустройству общества» (индустриализация, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция) было положено первым пятилетним планом развития народного хозяйства (19281932).

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут», – так охарактеризовал сложившуюся в мире внешнеполитическую обстановку И. В. Сталин.

Этот план дал основания для проведения государством целого ряда мер экономического, политического, организационного и идеологического характера, что возвысило индустриализацию в статус концепции, эпоху «великого перелома», когда стране предстояло развернуть строительство новых отраслей промышленности, увеличить производство всех видов продукции и приступить к выпуску новой техники. Создаваемые в массовом масштабе предприятия требовали наличия большого количества рабочих рук, которые должны были обеспечивать развернутые по всей стране профессионально-технические училища. В одно из таких училищ, готовящих столяров-краснодеревщиков, и поступает Иван Ломако. Завершает учебу он в тот момент, когда с 1929 г. в крае начинается интенсивное строительство железной дороги Унеча-Мглин-Клетня-Рославль.

Stroitelstvo dorogiК. Савицкий. Ремонтные работы на железной дороге

 С участия в реализации этого масштабного проекта, Иван и начинает свою трудовую деятельность в должности столяра. Дорогу строило государство по заранее разработанному проекту. Строительные работы производились в течение 3 лет. На разных участках трассы одновременно работали большие группы людей без машин. На волах, лошадях, вручную воздвигались насыпи, подвозился камень, сооружались опоры железнодорожных мостов.

Doroga HornovkaНасыпь  недостроенной железной дороги через Мглин в районе д. Хорновка, 2011

От Унечи в сторону Шулаковки на расстоянии 5 км были положены рельсы, и здесь уже ходил поезд. На трассе железнодорожного полотна был выполнен большой объем земляных работ, однако в 1932 году строительство прекратилось. Остатки этой насыпи и железобетонные быки через Воронусу по-прежнему можно видеть, например, около д. Хорновка. Так завершилась третья неудачная попытка строительства железной дороги через Мглин. Одновременно с учебой Иван играл на гармошке русского строя, увлекался фотографией, занимался ремонтом часов разных марок, был и плотником и жестянщиком, мог починить и восстановить работоспособность любого технического прибора или приспособления своего времени – словом, считался в селе «мастером на все руки». В 1933 году он женится на Лисейцевой Анастасии Никифоровне (1910-1998).

Otec 1935 4 c

Ломако Иван Демидович, ок. 1935

foto 1cЛисейцева (Ломако) Анастасия Никифоровна, 1935а

И как раз на это время в крае приходится пик голода «тридцатых годов», основной причиной которого была крайняя неэффективность колхозной формы сельскохозяйственного производства в первые годы коллективизации. Резко сократилось производство зерна, производство мясомолочной продукции упало почти до нуля. На Украине, в центральных районах России и Поволжье наступил страшный голод 1930-1933 гг., названный в народе «голодовкой 30-х годов».

Вот как об этом времени в сборнике «Клинцовский летописец» вспоминает старожил Павел Максимович Храмченко.

«После 1917 года земля была отдана крестьянам. Крестьяне получили землю из расчета на пай три гектара пашни и по трети гектара сенокосных угодий. На семью приходилось по три-четыре пая. Работая на своей земле, крестьяне окрепли, в каждом дворе было по 1-2 коровы, с десяток овец, стада гусей, уток, куры. Крестьяне зажили лучше, чем при царской власти. Но с 1929 года началось обобществление земли. Отдавая в колхоз землю, коня и корову, крестьянин терял точку опоры, превращался в нищего.

Переход в колхоз для труженика крестьянина был равносилен полному разорению. Вкусив радость работы на себя, крестьянин не хотел расставаться с землей. В отношении строптивых был применен испытанный на нэпманах метод экономического подавления. Семью, объявленную кулацкой только за то, что не вступает в колхоз, облагали большим налогом. Крестьянин расплачивался первый раз сполна в надежде откупиться. Но через несколько месяцев на него накладывали более высокий налог. Со второго раза большинство семей разорялись и становились нищими».

Объективно голод был порожден неудачной политикой коллективизации, порочная практика которой в сфере сельского хозяйства сказывалась вплоть до начала войны. П.М. Храмченко, как очевидец, приводит многочисленные конкретные примеры доведения до нищеты ранее крепких крестьянских хозяйств. В селах и деревнях не стало былых песен, исчезли вечерние посиделки, пляски и хороводы под гармонь. Кто смог, убежал из деревни на стройки социализма.

Вероятно, сразу после свадьбы, из-за отсутствия работы и неблагоприятных последствий коллективизации, Иван и Анастасия уезжают в Керчь, где в это время уже жил их друг детства Карп. В Крыму они жили недолго, так как и там наступил страшный голод – люди умирали прямо на улице. Примерно через полтора – два года, скорее всего вследствие беременности матери, они возвращаются в с. Шумарово, в дом Демида, где в декабре 1934 г. рождается старший сын Александр, а затем в апреле 1940 г. еще один – Евгений.

В 1938 г. в возрасте 62 лет умирает Демид, а через два года и его жена Домна (1977-1940). В это же время, в 1940 г., Ломако Ивана назначают заведующим производства лесозавода в г. Мглине, и наша семья переезжает жить в дом на ул. Первомайской, недалеко от этого завода.

Когда началась Великая Отечественная война, отец по брони военкомата был освобожден от призыва, так как его опыт был необходим для организации производства продукции лесозавода. Но уже 16 августа 1941 года Мглин оказался оккупирован немцами, где они учредили биржу труда и организовали строгий учет всех горожан для привлечения их к трудовой повинности в интересах Германии.

Dom Vo Mgline 2

Дом на Певомайской ул. г. Мглина, где жила семья Ломако Ивана до войны, фото 2010 г.

 

Оккупация г. Мглина

В городе был установлен жесточайший режим принуждения, так называемый «новый порядок», согласно которому жители Мглина воспринимались как «недочеловеки» и подлежали частью уничтожению, а частью – превращению в покорных рабов. Всё население подлежало охвату строгой принудительной системой регистрации.

Из кровавого застенка, устроенного в подвале бывшего здания райкома партии, гестаповцы, после пыток и избиений, ежедневно увозили на глиняные карьеры около крахмального завода, а также в Беловодку и Черноручье, людей, подозреваемых в связи с партизанами, где их расстреливали у ранее вырытых могил.

Поголовному преследованию со стороны фашистских извергов подвергалось еврейское население независимо от пола и возраста. Всех их, включая женщин, стариков и детей, выгоняли из своих домов и квартир, заключали в тюрьму, где их мучили голодом и постоянно пытали.

2-го марта 1942 года немецкое командование с утра запретило жителям города выходить из своих домов. В этот день фашистские бандиты СС и СД расправились с беззащитным еврейским населением. Целый день беспрерывно из тюрьмы выводили людей, загоняли их группами в избушку, находящуюся в городском парке, где заставляли раздеться догола, а потом босяком гнали по обледенелому снегу к яме, заранее вырытой на склоне холма парка, где пьяные убийцы расстреливали их из автоматов, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей.

Об этой нечеловеческой акции рассказали в подробностях М. Монченко и И. Мармылев, служившие в Мглинской полиции, но поддерживавшие связь с партизанами. Позже они ушли в партизанский отряд «Месть за Родину». Монченко и Мармылев стали свидетелями слов ребенка, доносившимся из ямы: «Дядя, не закапывай мне головку, сыпь землю на ножки...», – которые и сегодня помнят мглинчане.

На месте расстрела евреев ныне есть две братские могилы и небольшой памятник с надписью: «Здесь покоится прах более 500 мирных жителей, ставших жертвами фашизма 2 марта 1942 года».

 2

Братская могила на месте расстрела мирных жителей г. Мглина

На Базарной площади Мглина был устроен лагерь для военнопленных. Заключённых избивали, морили голодом. Были случаи, когда оккупанты расстреливали мирных жителей за попытки передать хлеб или картошку военнопленным, умиравшим от голода. Особенно фашисты зверствовали по отношению к советским хозяйственным активистам, партизанам и тем, кто поддерживал с ними связь.

Некоторое время, по инерции, отец еще продолжал работать на лесозаводе, где локомотив приводил во вращение электрогенератор, обеспечивающий город электрическим освещением. Александр до сих пор помнит, что когда, однажды, локомотив остановился и у немецкого коменданта погас свет, то в наш дом на Первомайской явился немец и, указывая на лампочку, характерным жестом, проведя рукой под горлом, показал, что если освещение не будет восстановлено, то отца немедленно повесят.

Поэтому, учитывая установленный оккупационной властью в г. Мглине режим, наша семья срочно покинула город и вернулась в дом деда Демида, который располагался на Ломаковке – так называлась часть домов села Шумарово, где проживали жители, преимущественно имевшие фамилию Ломако.

Lomakovka 2

Ломаковка с. Шумарово, справа вверху, 2011 г.

А были еще – Рыжовка (жили в основном Рыжинские), Колбасовка (здесь проживали те, кто имел фамилию Колбаса), Лосевка (проживали – Лосевы) и, наконец, Новые усадьбы (здесь уже участки под застройку выдавались всем подряд).

До войны Шумарово – это было большое и красивое село, расположенное на возвышенном левом берегу реки Воронусы, с Георгиевской церковью в центре села. Очевидно, с этого места, называемого Церковной горой, и начинается заселение с. Шумарово. Оно представляет собой возвышенную площадку (городище), с востока защищенную рекой, а с севера и юга глубокими рвами. В древности такие места всегда использовались для сооружения крепости с церковью внутри.

Перед войной жили здесь трудолюбивые, спаянные в один коллектив, хлебосольные и добрые люди. В каждом доме были достаток и благополучие. Жители села постоянно отмечали престольный праздник в честь Святого Георгия, молодежь собиралась по вечерам на танцы под гармонь, пели песни, преимущественно малороссийского содержания. Колхоз «Новая жизнь», в числе других коллективных хозяйств Мглинского района, числился передовым.

Shumarovo1

В селе был учрежден волостной, а затем сельский совет, в административно-территориальном и хозяйственном ведении которого были собственно с. Шумарово, Рудня, Филоновка, Крымок, Кипти и хутор Ясенский.

Scumarovo

Общий вид села Шумарово, 2011 г.

 

Расправа над патриотами села Шумарово

Sasha 1951

Брат Саша, 16 лет, ок. 1951

Проживая на Ломаковке, отец установил активную связь с мглинскими партизанами. В частности, записки для связи он часто передавал с помощью старшего сына Александра, которому в то время было лишь шесть лет. Для этого записка пряталась, обычно под подкладкой кепки, и Саша бегал через Воронусу на Филоновку для ее передачи Ломако Полине Трифоновне, связной партизана Лисейцева Изота Никифоровича, брата нашей матери.

С осени 1941 года гитлеровцы перешли к массовому изъятию скота у населения. В Дивовке, Белькове, Балыках, Печне и ряде других деревень был угнан весь скот. Одновременно гестапо ужесточило карательные меры. Стали поступать тревожные вести – то в одном, то в другом селении фашисты в качестве меры устрашения начали прибегать к массовым расправам, производя расстрелы патриотов. Одна из таких расправ была учинена гестаповцами и в селе Шумарово.

С приходом оккупантов в Шумарове учредили полицейский стан, под особым надзором которого постоянно находился советский хозяйственный актив села и окрестных деревень. Вскоре по навету предателей активисты села Шумарово подверглись зверской репрессии.

На исходе был декабрь 1941 года. За измену Родине партизаны уничтожили старосту села Филиппа Лосева. Было это так.

Chuprik 2Чуприк Павел Терентьевич

В один из дней в наш дом на Ломаковке пришла группа партизан, которой командовал политрук 3-й роты Чуприк Павел Терентьевич – старый друг отца, до войны – председатель Шумаровского сельского совета. Он сказал:

– Иван веди к Филиппу, принято решение его уничтожить.

Здесь необходимо отметить, что до войны наша семья была дружна с семьей Филиппа: его дочь Агапья была моей и моего брата Саши крестной матерью. Но началась война, которая все изменила.

Пришли к дому полицая. Отец постучал.

– Кто там? – спросил Филипп.

– Это я, Иван, – ответил отец. Филипп открыл дверь и тогда прямо посреди дома Чуприк Павел его застрелил.

Понимая, что фашисты просто так этого не оставят, отец на всякий случай над лежанкой печки в потолке второй комнаты дома освободил две доски. И действительно, на следующий день ночью в дом постучали. Пришли немцы с полицаями.

– Задержи их, Настя, – сказал он моей матери.

– Кто там? – спросила мать.

– Открывай. Иван дома?

– Его нет, – отвечает мать и продолжает возиться с засовами...

Зашли в дом, все осмотрели и ушли. А в это время отец через потолок выбрался на чердак дома, и через сарай в одном белье, босиком по морозу по оврагу побежал в один из ближайших домов, к деду Мамону, а затем некоторое время скрывался у Домны Трифоновны, племянницы своей жены, в д. Филоновка, недалеко от с. Шумарово. Так он спас свою жизнь. Отмечу, что и после войны хорошие отношения с дочерью Филиппа Агапьей наша семья сохранила.

В результате проведенной карательной операции немцы арестовали нескольких активистов, уважаемых всеми односельчанами:

 Uliyana 2

Маюрова Ульяна Ивановна

– Ломако Севостьяна Афанасьевича,

– Колбаса Ивана Гавриловича,

– Маюрова Ефима Прохоровича,

– Сапоненко Платона Мартыновича,

– Черного Евтихия Фомича,

– Ворона Федора Ермолаевича

и молодую учительницу, комсомолку Ульяну Ивановну Маюрову.

Фашисты раздели их до нижнего белья, разули и в лютый 40-градусный мороз привели на площадь у магазина, положили на снег лицом вниз и после истязаний и надругательств расстреляли из пулемета. Полиции гестаповцы дали строгий приказ не хоронить в течении 3-х дней. Расстрел, по мнению гестаповцев, должен был явиться акцией устрашения для местного населения. Но фашисты просчитались: приходившие посмотреть на это чудовищное злодеяние односельчане и жители окрестных деревень плакали и с чувством яростного гнева высказывались: «Изверги, гады, изуверы, антихристы!», «Ничего, придет время, зверье, вы за это поплатитесь, час расплаты наступит!». В сознании людей разгоралось пламя народного гнева, усиливалась готовность вступить в борьбу с заклятым врагом.

 Расстрел ни в чем не повинных людей учинили действительно изуверы, расчетливо зарядив пулемет патронами с разрывными пулями. Черепа большинства несчастных были взорваны, ослепительно белый снег возле трупов был залит огромными до черноты пятнами крови, лица изуродованы... Все это являло собой ужасную картину...

 Вот как вспоминала об этом жена расстрелянного Севостьяна Афанасьевича Ломако, Александра Акимовна:

– Это были не люди, а звери. Ничего у них не было человеческого. Как отъявленные бандиты, они ворвались поздно ночью в дома, подняли с постели людей, не давая им одеться, выталкивали на мороз, тут же принялись жестоко избивать и погнали к магазину, к месту расстрела.

Pamyatnik177 2

Памятник жителям села Шумарово, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны

Вспоминая об этой страшной трагедии, Александра Акимовна не плакала. За долгие годы выплаканы все слезы: рано лишилась мужа, а потом и сына – погиб на фронте... Односельчане похоронили патриотов тихо и скромно, без всяких почестей, под злобным надзором полицейских.

После войны в Шумарово открыли памятник с мемориальными досками, на которых высечены имена односельчан, жителей соседних деревень Шумаровского сельсовета – фронтовиков и партизан, павших в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Всего на этих досках 177 имен. Среди них и имена расстрелянных фашистами патриотов села Шумарово. Прошло уже много лет с того времени, а к памятнику постоянно приходят земляки, близкие и дальние родственники, чтобы возложить цветы, почтить память жертв фашизма.

Бои за освобождение Шумарово

Уже в конце августа - начале сентября 1943 года, когда части Красной армии приблизились к селу, наступил час освобождения от фашистской оккупации. Отец, мать, брат Александр и я, опасаясь карательных операций немцев, предусмотрительно покинули село Шумарово и перебрались в ближайшую к лесу деревню Поповку. Под Поповкой располагался лагерь партизан, с которыми отец установил непосредственную связь. И уже 2 сентября 1943 года непосредственно в отряде партизан был зачислен красноармейцем в 342 стрелковый полк 121 дивизии им. Суворова.

А 20 сентября он встречал шедшие со стороны с. Вормино самоходно-артиллерийские установки подполковника М.Т. Каширина с красноармейцами на борту, показывая им место форсирования р. Воронусы под Глинищем, правее д. Рудня для последующего наступления на Мглин. Артиллеристы произвели несколько залпов по городу Мглину и через «Собачье кладбище», минуя Рудню и Шумарово, направились в сторону Мглина.

Под Рудней немецкий самолет сбросил бомбу на наш танк Т-34. Его разорвало практически пополам. Остатки от этого танка еще долгое время после войны лежали под Рудней. А в самой Рудне прямо в центре деревни наши войска вынуждены были оставить легкий танк Т-26. Жаль, что его в итоге утилизировали, а нужно было оставить как память о тех событиях.

В направлении Мглина наступали части 121-й гвардейской дивизии 3-й армии А.В. Горбатова. В самом Мглине в это время все еще находились крупные силы врага. Со стороны Шумарово на Мглин наступал 1146-й стрелковый полк. Перед Мглином вражеские части прикрытия оказали такое сопротивление, что полк гвардии подполковника Каширина М. Т. лишь после второй атаки занял 20 сентября сгоревшее Шумарово, дважды переходившее из рук в руки. Немцы оказывали отчаянное сопротивление в связи с тем, что через Мглин двигались отступающие части с Почеп в направлении Гомеля. Потеря Мглина являлась для них катастрофой, так как могло произойти их полное окружение и уничтожение.

При вторичном отступлении немцы подожгли Шумарово. Сгорело много домов жителей села. Вследствие этого, многие семьи были вынуждены жить в землянках или у соседей, дома которых уцелели во время пожара. Сгорела деревянная церковь, построенная на высоком берегу Воронусы и являвшаяся украшением села и его доминантой, сгорел и наш дом на Ломаковке и все усадебные постройки.

После возвращения из-под Поповки, мы до весны 1944 г. сначала жили в доме Ломако Полины Трифоновны, а потом, вплоть до окончания войны и демобилизации отца летом 1945 года, у соседей на Ломаковке.

В результате боев за Шумарово погибло 68 наших солдат. В их честь на братской могиле в селе установлен памятник.

 Mogila Scumarovo 2

Братская могила воинам, погибшим при освобождении с. Шумарово 20-21 сентября 1943 г

 

Освобождение Мглина

Летом 1943 года в составе 3-й армии Брянского фронта дивизия, под командованием генерал-майора Червония Логвина Даниловича, тогда называвшаяся еще как 342 стрелковая, участвовала в контрнаступлении в ходе Курской битвы, и в результате упорных боёв 20 июля освободила г. Мценск, а 5 августа вышла на западную окраину г. Орёл.

В ходе Брянской операции дивизия под командованием Червония форсировала реку Десна в районе города Жуковка, освободив райцентр Клетня, а 22 сентября — город Мглин. На следующий день дивизия форсировала реку Ипуть, освободив г. Сураж. К 26 сентября дивизия вышла на территорию Белоруссии к посёлку Костюковичи. В этот же день 342-я стрелковая дивизия была преобразована в 121-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Kashirin MT 2 c 2

Командир 1538 тяжелого самоходного артиллерийского

полка подполковник Михаил Тимофеевич Каширин

Krukovskii2Крюковский Петр Павлович, командир подразделения САУ, освобождавшего город Мглин в сентябре 1943 года (фото 1943 г.)

Таким образом, Мглин освобождала 342-я стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Л.Д. Червоный. В это время 13-й гвардейский тяжелый танковый полк шел из Жуковки на Мглин через клетнянские леса. Но в Шумарово и в город первыми вошли самоходки 1538-го полка подполковника Михаила Тимофеевича Каширина (1907-1944) с воинами 342-й стрелковой дивизии.

В ночь на 21 сентября командир танкового подразделения Петр Крюковский получил приказ командования взять на броню танков группу автоматчиков-десантников и ворваться во Мглин с тем, чтобы отвлечь на себя силы противника для успешного продвижения советских войск в направлении Унеча-Клинцы-Гомель.

Участник боев на подступах к Мглину со стороны Шумарово гвардии майор запаса Петр Крюковский в своих воспоминаниях в мглинской районной газете писал:

«В ночь на 21 сентября командир полка, гвардии подполковник Т.М. Каширин перед моим подразделением поставил задачу взять на броню боевых машин десантников-автоматчиков, ворваться в город и завязать бой с немецким гарнизоном. Ранним утром 21 сентября, взяв на броню трех самоходно-артиллерийских установок 30 автоматчиков из дивизии 3 Армии Брянского фронта, мое подразделение от Шумарово двигалось на Мглин. Я находился во второй машине. Так было легче управлять боем».

Мглинчанин Иван Андреевич Юрченко, живший в конце улицы Буденного, рассказывал, что в это время около его хаты на огороде были установлены немецкая пушка обычного типа и самоходная пушка «Тигр». Обе пушки были направлены в сторону Шумарово и прикрывались значительными силами автоматчиков, укрывшихся тут же, за хатами и другими постройками.

«Когда наши самоходки начали приближаться к восточной окраине ул. Буденного, немецкие пушки с расстояния 500600 метров открыли огонь, продолжает П. Крюковский. Под огнем врага наши автоматчики спрыгнули с брони самоходок и вступили в бой. Бой неравный, скоротечный, тяжелый. Две машины лейтенантов В. И. Кротенкова и А. И. Гурина сгорели вблизи крайних домов, а танк Черкасского свернул с ул. Буденного в поле и был подбит вблизи Шумаровской дороги.

Четвертый танк с названием «Мститель», действовавший правее, тоже был подбит. Но, когда гитлеровцы приближались к машине с криком: «Русс, капут!», пулемет из танка открыл огонь. Кричавшие «капут» отползли в огород, оставив на поле убитых. Подбитый, но «живой», танк остался в нейтральной полосе. Позднее отремонтированный «Мститель» принимал участие в боях за Белынковичи и Костюковичи («Заветы Ильича» за 1978 год № 110).

Об экипаже и самоходке Черкасского подробнее Крюковский рассказывал так:

«Самоходка Черкасского под непрерывным огнем противника маневрировала и отходила задним ходом назад. Один из снарядов попал в башню под основание люка, и люк заклинило. Очередной снаряд вывел самоходку из строя, и она не смогла двигаться. Гитлеровские автоматчики окружили самоходку, пытаясь захватить наших воинов живыми. Самоходка в это время уже сильно дымила, значит, внутри самоходки горело. Радиостанция командира полка поймала в эфире голос командира машины лейтенанта Черкасского, сообщавшего о случившемся. Герои-танкисты попытались из подбитой машины открыть огонь по гитлеровцам. Вдруг радиопередача внезапно оборвалась, но вскоре послышался «Интернационал», который танкисты пели в горящей самоходке. Весь экипаж погиб, но не сдался. Все члены экипажа посмертно были награждены высокими наградами».

Об одном из участников боя мглинчанка М. П. Ляхова, проживающая по ул. Буденного, д. 42, по памяти сообщила: «После боя один из танкистов огородами незаметно дополз до моей хаты. Звали его Владимир Михайлович Коняев, родиной из Горьковской области. Локтевая часть правой кисти была раздроблена, в рану набилась земля. Его юношеское лицо выражало нестерпимые муки. Я разрезала гимнастерку, сняла грязную повязку с руки, промыла и перевязала рану, сняла боевые награды и спрятала в солому, самого уложила в постель. Моя семья укрылась в огороде в конопле. Сюда мы хотели перенести и Коняева, но он решительно воспротивился. Скоро немцы начали жечь город, подожгли и мою хату. Коняев выбил окно, выскочил в огород, сорвал повязку и потерял сознание. Мы с соседкой спрятали его в бане. Утром 22 сентября на белых конях въехали в город наши войска. Коняева взяли в госпиталь», — закончила рассказ М. П. Ляхова.

Танкисты, погибшие при освобождении Мглина, были отмечены специальным приказом от 16 октября 1943 г. командующего бронетанковыми и механизированными войсками 3 Армии:

– командир самоходной установки 1538 полка лейтенант Виктор Иванович Коротенков (1914-1943), уроженец Тульской обл.,

– командир самоходной установки 1538 полка лейтенант Черкасский Абрам Матвеевич (1923-1943), уроженец Удмуртской АССР,

– орудийный самоходной установки 1538 полка ефрейтор Жаров Петр Никитович (1904-1943), уроженец Удмуртской АССР,

– орудийный самоходной установки 1538 полка гвардии ефрейтор Киселев Дмитрий Константинович (1906-1943), уроженец Ивановской обл,

– механик водитель самоходной установки 1538 полка гвардии старший сержант Панекин Михаил Васильевич (1921-1943), уроженец Орловской обл.,

– санинструктор медсанчасти 1538 полка старшина Шеходанова Анна Ивановна (1922-1943), уроженка г. Игарка Красночрского края.

Prikaz 1

Prikaz 2

По непонятным причинам в этом приказе отсутствует командир самоходной установки 1538 полка лейтенант Алексей Иванович Гурин (?-1943), о котором упоминает в своем рассказе Петр Крюковский. Можно предположить, что возможно он полностью сгорел в своем танке вместе с документами и его невозможно было идентифицировать,

О подвиге танкистов 1538 полка, погибших в бою за г. Мглин 21 сентября 1943 г., наглядно рассказывают скупые строки их наградных листов, подписанных подполковником Кашириным через шесть дней после боя за Мглин.

 NL1 a

Наградной лист лейтенанта Виктора Ивановича Коротенкова (1914-1943)

 NL2 a

 Наградной лист лейтенанта Черкасского Абрама Матвеевича (1923-1943

 NL3 a

 Наградной лист ефрейтора Жарова Петра Никитовича (1904-1943),

 NL4 a

Наградной лист гвардии ефрейтора Киселева Дмитрия Константиновича (1906-1943)

 NL5 a

Наградной лист гвардии старшего сержанта Панекина Михаила Васильевича (1921-1943)

 NL6 a

Наградной лист старшины Шеходановой Анны Ивановны (1922-1943)

Партизаны мглинского отряда, встретившиеся с вновь подошедшими регулярными частями Красной Армии в Поповке, дали командованию ценные разведданные о немецком гарнизоне во Мглине. Учитывая неудачу лобовой атаки танкистов, командование начало концентрировать крупные силы для взятия города в клещи, сосредотачиваясь на линии Рудня–Шумарово–Ветлевка, в непосредственной близости от Мглина.

Немцы видели, какие силы советских войск концентрируются на подступах к городу, поняли, что Мглин больше удержать не могут, и 21 сентября во второй половине дня немецкий гарнизон начал эвакуироваться.

В это время факельщики уже поджигали восточную окраину, а затем подожгли весь город. К этому времени большая часть населения покинула город и укрылась в оврагах в ближайшем лесу. Оставшиеся в городе попрятались в погребах, банях, коноплянниках. У немцев, спешно эвакуировавшихся из Мглина, не было времени разыскивать и убивать попрятавшихся в городе людей, но они успели расправиться с заключенными, находившимися в подвале гестапо.

Рано утром 22 сентября части 121-й дивизии Червоного с южной стороны и части Гришина с северной стороны начали обтекать Мглин и в восьмом часу заняли город. В это время фашист-факельщик термическими выстрелами еще поджигал дома по Октябрьской улице за кладбищем.

Когда наши части от Ветлевки приближались к Первомайской улице, а от Шумарово по ул. Буденного, в город уже ворвались танкисты. В немецком госпитале они еще успели захватить офицера медицинской службы, дежурившего у телефона, но сам госпиталь был уже пуст. Своих тяжелораненых фашисты пристрелили, остальных успели вывезти из здания школы. В освободившуюся школу раньше других прибежали учитель математики Игнат Мертиевич Палевич и сторож школы Георгий Кондратьевич Шунько.

И. М. Палевич рассказывал: «Пристреленных немцев мы стащили в одно место и спасли школьный деревянный флигель, только что подожженный отступавшими оккупантами. Основное каменное здание средней школы, приспособленное под госпиталь, немцы не поджигали, но уничтожили всю школьную мебель, выбили все окна и двери. В таком виде 22 сентября наши войска заняли среднюю школу под временный госпиталь».

При отступлении из города почти все дома центральных улиц были сожжены немцами. Повсюду валялись трупы гитлеровцев, остовы разбитых машин, минометы, напоминая о бесславном и позорном бегстве «непобедимой» армии. Все промышленные предприятия, а также учреждения были уничтожены, а крахмальный завод взорван.

Улицы города были завалены горелыми остатками домов и обломками изгородей. Городской парк был превращен в еврейское кладбище. От летнего театра осталось одно пепелище. Все колхозные скотные дворы, конюшни, свинарники, зернохранилища были уничтожены. Многие колхозы района после освобождения от оккупации не имели ни одной лошади и никакого другого скота.

Из политдонесения Политотдела 121 гвардейской дивизии в Политотдел 3-й армии о боях за город Мглин

25 сентября 1943 г.

«Части дивизии с 21 сентября 1943 г. вошли в соприкосновение с противником на подступах в гор. Мглин. Противник пропустил 1146-й стрелковый полк в предместья города, после чего перешел в контратаку из населенных пунктов, расположенных севернее и южнее города. Под напором превосходящих сил противника 1146-й стрелковый полк отошел, понеся при этом потери в живой силе до 300 человек убитыми и ранеными. Части дивизии, перегруппировав свои силы, повели решительное наступление и к утру 22.09.43 г. овладели городом Мглин... В ночь с 24 на 25.09.43 г. части дивизии форсировали реку Ипутъ и ведут упорные бои за овладение городом Сураж...». 

Вечером того памятного дня солдаты и офицеры полка, трудящиеся города проводили со всеми воинскими почестями в последний путь погибших в боях за Мглин: киевлянина, командира экипажа самоходно-артиллерийской установки, девятнадцатилетнего лейтенанта А.М. Черкасского, капитана В.И. Кротенкова, так и не успевшего посетить родной Новозыбков, ефрейтора В.И. Лотарева из Горького, старшину медслужбы А.И. Шеходанову из Сибири и других, посмертно награждённых орденами и медалями Родины. Захоронены они были в сквере на Советской площади города. А 24 сентября состоялся большой митинг, посвященный освобождению города и района от немецко-фашистских захватчиков. На нём выступали представители воинских подразделений, освобождавших район, бывшие партизаны и горожане.

В бою за Мглин погибли 28 автоматчиков и экипажи сгоревших танков. Имена их высечены на мраморном памятнике, установленном во Мглине в 1976 году. Память о погибших увековечена и в названии ул. Танкистов, которая до этого была безымянной.

Фронтовые эпизоды гвардии ефрейтора Ломако

После освобождения многие жители с. Шумарово райвоенкоматом были призваны в Красную Армию. Был зачислен красноармейцем 342 гвардейского стрелкового полка 121 дивизии и отец. Свой боевой путь он начинает ездовым комендантского взвода, включавшего два отделения – стрелковое (сержант и 11 стрелков-красноармейцев) и хозяйственное (3 сержанта и 11 солдат). Комендантский взвод во время войны являлся одной из частей управленческого аппарата полка. Он был предназначен для охраны и хозяйственно-бытового обслуживания командования, штаба, начальников отдельных служб и политаппарата полка. Обычно комендантским взводом командовал офицер в чине лейтенанта/мл. лейтенанта.

В хозяйственное управление взвода входили – одна пароконная повозка и три походные кухни кавалерийского образца. Пароконная повозка с ездовым предназначалась для транспортировки документов и личных вещей офицерского состава полка, а три другие пароконные повозки представляли собой походные кухни.

Povozka parokonnaya 1a

Пароконная повозка времени Великой Отечественной войны

Kuhnya Povozka

Каращук Андрей. Полевая кухня

Ездовым пароконной повозки комендантского взвода и был зачислен отец. Должность «ездовой» – сейчас в армии анахронизм. А в войну, особенно в начале - это была весьма распространенная специальность. Снабжение войск боеприпасами и продовольствием, артиллерийские упряжки, вывоз раненых - все это на лошадях. Да и командиры, за отсутствием автомашин, нередко обходились конной упряжкой. Вот такую упряжку и доверили только что призванному красноармейцу Ломако Ивану.

Не ездового комендантского взвода была возложена полная ответственность за сохранность всех оперативных документов полка, находящихся в повозке. Для выполнения этой задачи он был вооружен автоматом.

Отец рассказывал, как в первые месяцы фронтовой службы, он после длительного похода устал и уснул в повозке, что обнаружил командир полка. Вероятнее всего это был полковник Ячменев Федор Абрамович, который командовал 342 полком в период с 19.11.1943 г. по 19.04.1944 г. Полковник Ячменев, возмущенный таким проступком, вытащив пистолет угрожал расстрелять отца на месте. Правда, через некоторое время он взял себя в руки и инцидент был исчерпан. Однако эта ситуация показывает, насколько высокой была требовательность командиров Красной Армии к своим подчиненным во время войны. С такого драматического эпизода и начинается второй период военной жизни Ломако Ивана в составе 342 стрелкового полка…

kartachov Командир 342 полка Карташев Иван Иванович

В октябре 1944 г. полковник Ячменев Ф. А. от командования 342 полком был отстранен, а на его место назначен полковник Пономаренко Илья Степанович-, а затем Карташев Иван Иванович (1899-1950), который и оставался командиром полка до конца войны.

За успешные действия в Орловской наступательной операции и проявленный при этом массовый героизм 23 сентября 1943 года 342 дивизия была награждена почётным званием «Гвардейская», получила новый войсковой № и преобразована в 121-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Дивизия в ноябре приняла участие в Гомельско-Речицкой операции. Форсировав реку Сож, порвала оборону противника и освободила село Корма и к 25 ноября вышла к Днепру в районе города Рогачёв. За освобождение Гомеля 121-я гвардейская стрелковая дивизия получила почётное наименование «Гомельской», а командующий 121-й дивизии генерал-майор Червоний был награждён орденом Суворова 2-й степени. Во время боёв севернее Гомеля Червоний был тяжело ранен, отказавшись эвакуироваться в госпиталь, лечился в дивизионном медсанбате. После двух месяцев лечения Червоний вернулся на должность командира дивизии.

Развивая наступление в Брянской и Гомельской операциях 121-я дивизия, как указывалось выше, принимала участие в освобождении городов Мглин, Сураж, Почеп и в форсировании реки Сож с выходом на реку Днепр в Белоруссии. Затем 121-я дивизия участвует в Ровно-Луцкой операции. За прорыв обороны в ходе дальнейших наступательных боев на львовском направлении, в том числе при освобождении городов Ровно и Луцка, а также за проявленные при этом доблесть и мужество дивизия была награждена орденом Суворова II степени (9 августа 1944 года).

24 июля 1944 г. части 121-я дивизии вступили на территорию Польши и участвовали в освобождении польских городов Вреслав и Жешув.

Boevoy Puty 121 Divizii 3

Боевой путь 121 гвардейской Гомельской дивизии в 1943-1945 гг.

Преодолевая ожесточённое сопротивление противника, 121-я дивизия 24 января пересекла границу фашистской Германии и стремительно продвигалась к Одеру. 26 января с ходу форсировала его и, захватив плацдарм, вела упорные бои за его удержание. Затем в феврале 1945 года дивизия успешно действовала в Нижне-Силезской наступательной операции. С 16 апреля дивизия участвовала в Берлинской операции, а затем в боях за освобождение Праги.

 Chervoniy LD 2 c

Герой Советского Союза генерал-майор Червоний Логвин Данилович

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии генерал-майору Червонию Логвину Даниловичу (1902-1980) присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4808).

Таким образом, фронтовая жизнь отца начинается с боев за Гомель, продолжается в операциях за освобождение крупных украинских городов Киев, Житомир, Ровно, Луцк, Ивано-Франковск и Львов. Затем продолжается в боях за освобождение Польши, в наступательных боях непосредственно в Германии, а завершается в районе чехословацкого г. Карлсбада (Карловы Вары).

 

За время войны за проявленную смелость и героизм отец был награжден рядом медалей и орденов. Так, во время обороны г. Луцк Волынской области в районе его пригорода Гнидава, когда 14 февраля 1944 г. враг подошел на близкое расстояние и открыл перекрестный огонь, стараясь отрезать наши подразделения от основных частей, ездовой комендантского взвода Ломако, благодаря своей смелости и решительности, эвакуировал штабные документы и 24 февраля 1944 г. доставил их к месту новой дислокации полка.

 

Gnidava1Gnidava2

 

Пригород г. Луцка Гнидава

В результате, за проявленную смелость Иван Демидович был награжден медалью «За боевые заслуги» (№ 1191010).

Prikaz 1

Выписка из приказа №9 от 25 мая 1944 г. 342 полка 121 Гомельской стрелковой дивизии

 Medal

 

Ездовым отец оставался фактически до конца 1944 г., а затем назначается командиром отделения роты автоматчиков военной контрразведки Смерш (Смерть шпионам), и его непосредственным командиром становится старший оперуполномоченный контрразведки Смерш капитан Стюньков Иван Григорьевич (1914-?).

Подчиненность офицеров Смерш была ведомственной. Это означало, что старший оперуполномоченный полка подчинялся по оперативной работе не командиру полка, а начальнику Смерш дивизии, последний, в свою очередь, начальнику Смерш армии и т. д.

 

До 1943 года органы военной контрразведки, называвшиеся особыми отделами, входили в структуру НКВД, однако 19 апреля 1943 года Сталин принял решение переподчинить военных контрразведчиков Народному комиссариату обороны, который возглавлял сам. Это решение принималось исходя из соображений более эффективного управления военными контрразведчиками. Диверсионные группы, шпионы, подрывники противника доставляли немало проблем сражающейся Красной армии, поэтому было принято решение включить военную контрразведку в структуру общего военного командования.

 

 

Kapitan Stunkov 1945

Капитан контрразведки Смерш Стюньков Иван Григорьевич, 24.03.1945 г.

Stynkov Zamestitel 1945 3Капитан И. Г. Стюньков со своим заместителем, весна 1945 г

Начальник Главного управления контрразведки Смерш Виктор Семенович Абакумов (1908-1954) стал заместителем наркома обороны И. В. Сталина и подчинялся непосредственно только ему. Для обеспечения оперативной работы фронтовому управлению выделялся батальон, армейскому отделу – рота, дивизионному отделу – взвод. При этом, органы Смерш не были изолированы от командования войсками, а работали в полном взаимодействии с ними, предоставляя необходимую информацию и оказывая всяческую помощь.

Abakumov VS c

Виктор Семенович Абакумов

 

Военная контрразведка Смерш просуществовала под этим названием всего три года, но успела войти в историю советской страны. О «смершевцах» до сих пор помнят в наши дни. Причина такой памяти – тот ужас, который советские военные контрразведчики наводили на врагов. За все время существования в Смерше не было ни одного случая предательства, перехода на сторону противника, выдачи секретов. До сих пор «смершевцы» почитаются как элита советской военной контрразведки за всю историю ее существования. Сталин высоко оценил деятельность контрразведки Смерш и после войны назначил возглавлявшего Главное управление военной контрразведки Виктора Семеновича Абакумова Министром Государственной безопасности СССР.

Перед органами «Смерш» были поставлены важнейшие первоочередные задачи: борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии; обеспечение непроницаемости линии фронта для разведчиков и агентов спецслужб противника; предотвращение предательства и измены Родине в частях армии, дезертирства и членовредительства на фронтах, проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника.

Plakat SmershПлакат времени Великой Отесемтвенной войны

 

Деятельность органов Смерш также включала фильтрацию солдат, вернувшихся из плена, а также предварительную зачистку прифронтовой полосы от немецкой агентуры и антисоветских элементов. Органы Смерш, являясь первыми представителями органов госбезопасности на освобожденных от захватчиков территориях, выявляли и арестовывали агентов гестапо и абвера, немецких пособников, полицаев, старост, комендантов и подкомендантов и т. п.

Условия работы органов Смерш в прифронтовой полосе были очень напряженными. Контрразведчики следовали вместе с основными частями и соединениями действующей армии, выявляя вражескую агентуру. Естественно, что подразделения Смерш несли при этом большие боевые потери, обусловленные спецификой службы, участием в оперативных мероприятиях.

Накануне наступательных операций фронтов, органы Смерш проводили мероприятия по прочёсыванию военных гарнизонов, населенных пунктов с прилегающими к ним лесными массивами, осуществляли осмотр нежилых помещений, заброшенных землянок. В ходе таких «зачисток», как правило, задерживалось большое число лиц без документов, дезертиров, а также военнослужащих, имевших на руках документы с признаками, указывающими на их изготовление в Абвере.

Участвуя в таких операциях, ефрейтор Ломако получил свою вторую награду, медаль «За отвагу» (№ 1575330), задержав в период с 26 по 29 августа1944 г. пять военнослужащих, покинувших после начавшегося контрнаступления противника поле боя без приказа командования.

Za otvagu 

 Prikaz 2

 

Выписка из приказа № 20 от 8 сентября 1944 г. 342 полка 121 Гомельской стрелковой дивизии

 

 

Gassen

Ломако Иван Демидович в г. Гассен, Герамния, 21.02.1945

ForsЛомако Иван Демидович в г. Форс, Германия, справа капитан Стюньков, 25.02.1945

С 13 января по 28 февраля 1945 г. во время наступления 342 стрелкового полка ефрейтор Иван Ломако, командуя отделением роты автоматчиков, ежедневно осуществлял проверку леса и жилых строений, очищая территорию переднего края наступления полка от подозрительных лиц и укрывшихся немецких солдат.

Nagradnoy List4

Наградной лист Ломако Ивана Демидовича от 22 марта 1945 г.

 Krasnaya Zvezda

Ordenskaya Knigka

Лист из Орденской книжки Ломако И. Д.,1944 г.

За этот период его отделением было задержано 350 немецких подданных, из которых 30 человек оказались фольксштурмовиками. Фольксштурмовики – это отряды народного ополчения Третьего рейха, созданные в последние месяцы войны для отражения наступления наших войск и армий союзников на территорию Германии. При столкновении с мелкими группами противника Ломако огнем из своего автомата уничтожил 6 немецких захватчиков, а 9 обезоружил и взял в плен, чем способствовал выполнению поставленных боевых задач стрелковым подразделениям. За проявленное в этот период мужество и отвагу он был 30 марта 1945 г. награжден орденом «Красной Звезды».

Boevye Druzya 1945

Красноармейцы отделения роты автоматчиков Ломако Ивана Демидовича (в центре), 1945 г.

Внимательно всмотритесь в эти одухотворенные молодые лица, чтобы понять, какими они были – воины Великой Победы 1945 года!

 Medal for of Prague  Victory USSR

Сразу после окончания войны Иван Демидович был награжден еще двумя медалями – «За освобождение Праги» и ««За победу над Германией». Медалью «За освобождение Праги» награждались офицерский и рядовой состав Красной Армии непосредственно участвовавших в период с 3 по 9 мая 1945 года в штурмовых боях за освобождение столицы Чехии – Праги.

Stynykova Lidiya 2c

Жена капитана Стюнькова Лидия Васильевна,1966 г.

 

За время совместной боевой службы отца с капитаном Стюньковым, который был всего на два года младше, да еще и тезка, установились очень тесные, можно даже сказать дружеские отношения. Когда 342 полк оказался в Житомирской области, то Стюньков поручил ему сопровождать свою жену Стюнькову Лидию Васильевну (1921-?) в ее родной и, как оказалось, очень древний г. Коростень, по летописям известный под именем Искоростень.

Точно известно, что в X веке Искоростень был крупным и хорошо укрепленным городом, столицей древлян, которые согласно "Повести временных лет" противопоставляли полянам – обитателям Киева. К середине X века древляне были вассалами Киевской Руси, хотя формально их княжество сохраняло независимость. В 945 году древляне убили князя Игоря, попытавшегося во время полюдья дважды собрать с них непомерную дань.

Далее, по обычаям того времени, древлянский князь Мал решил, что жена убитого Игоря – это его законная добыча, и пошёл к ней свататься. Но он не учёл, насколько отчаянной была княгиня Ольга. По молодости она работала паромщицей, а с князем Игорем познакомилась, когда перевозила его через реку. Князь попытался ей овладеть, но получил отпор и был бит. После такого урока он решил взять безродную паромщицу в жёны.

С древлянами княгиня расправилась не столько силой оружия, сколько хитростью. Первое древлянское посольство Мала было встречено с почестями: слуги Ольги подняли их ладью и понесли на руках, а затем сбросили в яму и закопали вместе с древлянами. Второе посольство также было встречено с почестями, перед пиром древляне ушли в баню, где были сожжены живьём. Затем Ольга дала согласие князю Мала и с небольшой дружиной отправилась к могиле Игоря совершить там тризну, а Мал пребывал в уверенности, что его послы придут вместе с ней. На поминальном пиру у Игоревой могилы люди Ольги прислуживали древлянам, и когда те захмелели – устроили резню, перебив до пяти тысяч древлян. Наконец, Ольга взяла в осаду сам Искоростень, и после нескольких месяцев объявила, что снимет осаду, если ей выплатят странную дань - по три воробья и три голубя с каждого двора. А сняв осаду, киевляне привязали к птичьим лапам длинные ленты с трутом (медленно тлеющим материалом), и выпустили птиц, которые, вернувшись в свои гнёзда под крышами, подожгли город. Это был первый в мире воздушный налёт и использование своеобразных зажигательных бомб...

При всей красоте этих легенд, в которые верится с трудом, вероятнее, что Искоростень был разрушен вполне обычными средствами. Но остаётся исторический факт: месть княгини Ольги была, а древляне из одного из сильнейших древнерусских племён, равных полянам, радимичам, вятичам и кривичам, превратились в народ-призрак. В летописи этот факт описывается так: «А как взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань».

Pamyatnik knyazyu Malu

Памятник князю Малу в городище г. Коростень

Pamyatnik knyagine OlgeПамятник княгине Ольге в парке г. Коростень

В г. Коростень на р. Уж сохранилось то самое городище, где стоял древний Искоростень. По его неприступным склонам хорошо видно, почему Ольга не сумела взять древлянскую столицу силой. На вершине городища поставлен памятник князю Малу, у подножья - княгине Ольге, а скалы внизу издавна называются Ольгиными купальнями. Так завершился первый в русской истории конфликт между центром и национальной окраиной, в котором княгиня Ольга, впоследствии первая русская христианка, жестоко отомстила за смерть своего мужа князя Игоря, расправившись с древлянским племенем.

Возрождение Коростеня состоялось лишь в ХХ веке, когда древнее городище вновь стало командным пунктом "линии Сталина" – так условно называется комплекс из 13 укрепрайонов по западным границам СССР от Финляндии до Румынии. Коростенский укрепрайон протяженностью 158 километров, был построен в 1928-36 годах под руководством генерала Карбышева. В районе городища находятся бетонные столбы - это видны наземные части подземного командного пункта 1930-х годов, известного как объект "Скала". В 1941 году этот укрепрайон 55 дней держал оборону, в том числе командный пункт "Скала" около 200 солдат обороняли более недели. После войны пункт «Скала» оставался военным объектом вплоть до 2005 года. В настоящее время в нем расположен подземный музей.

Почти через двадцать лет после войны отец начал переписываться с Лидией Васильевной Стюньковой и обменивался с ней фотографиями. В 1967 г. она прислала ему фото своих дочерей – Лили и Наташи, которое и публикуется ниже.

Lilya Natasha 2

Дочери капитана Стюнькова: Лиля (в шапочке) и Наташа (в платочке), 1966 г.

В1986 г. в ознаменование 40-летнего юбилея Победы участница Великой Отечественной войны Лидия Васильевна была награждена памятным орденом «Отечественной войны» 2-й степени.

 

Восстановление разрушенного оккупантами хозяйства

В начале августа 1945 г. Иван Демидович вернулся в родное с. Шумарово и взялся за восстановление мельницы в д. Рудня Шумаровская, куда мы и переезжаем в одну из свободных хат, состоящей из единственного небольшого помещения, в котором даже пол был земляной. В этих условиях мы вчетвером и жили целых четыре года. Хата эта располагалась практически в центре деревни. Одним из соседей был Антоненок, а другим оказался Беззубенко Калина, который вернулся с войны с ампутированной до колена ногой. Калина стал одним из ближайших помощников по восстановлению мельницы, а затем и заместителем отца во время ее эксплуатации.

Рудня расположена у северной окраины села Шумарова, на левом берегу реки Воронусы. Основана Петром Рославцем около 1670. Ниже Шумарова еще в 50-х годах XVII века на Воронусе была построена гребля и млин (мельница), принадлежавшие пану Ивану Есимонтовскому. В 1663 году полковником Стародубского полка стал Петр Рославец. Воспользовавшись неограниченной властью полковника, он отнял млин у Есимонтовского, а на гребле железный завод (рудню) устроил. Рядом с заводом основал слободу рудников, которая и стало называться Рудней Шумаровской.

В поданной по этому поводу шуморовцами жалобы гетману Апостолу рассказана ранняя история села за время Гетманщины:

«мы, казаки, стрельцы и мужики села Шуморова, супплекуем ... в том, что когда Иван Есимонтовский в прошлых годах уфондовал млин на реце Воронице, ниже села нашего, прежде полковничества Петра Рославца, и оным млином владел килко лет, тогда нам шкоды жадной от того занятя не було; когда ж Петро Рославец зоставши полковником стародубовским, не ведая яких ради причин, оний млин у помянутого Есимонтовского отнял и своей греблею затопил и на оной рудню устроил, тогда на поселение рудником, немало у нас грунту отнял; также и тим отнятем стиснил нас велми, а барзей як достался Почеп во владение князю Меншикову, куда и означенная рудня досталась ... Да за Ивана Белозерецкого, дозорцы Почеповского, оние ж рудники отняли наших сенних покосов воз на 150, лежачих над речкою Вороницею; о которих своих отнятых пожнях, били челом того времени Белозерецкому и по тому нашему челобитью, прислал от себе на розиск неякогось Михайловского и тот посланный в самую сущую правду рассмотрел; еднак же окончания розиску не учинено за скорим нашествием шведским и за отданнем Почепа во владение князю Меншикову…». 

После ссылки Петра Рославца в 1677 г. в Сибирь все слободы, поселенные им, гетман Самойлович присоединил к полковым имениям. Очевидно и слобода Шумаровская Рудня вместе с железным заводом стала войсковой собственностью, что видно из универсала гетмана Скоропадского 17 декабря 1708 г., в котором Рудня названа «войсковой Шуморовской».

В 1709 г. А.Д. Меньшиков за заслуги в Полтавской битве получил от Петра I в качестве подарка г. Почеп вместе с Почепской волостью, ранее считавшимися гетманским владением. Границы этого подарка «светлейший князь», путем манипуляций с межеванием и «округдением» границ своих почепских владений, последовательно расширял, присоединяя земли соседних областей. В результате к 1720 г. ему удалось значительно увеличить свои владения, захватив земли Мглинской, Бакланской и части Стародубской и Погарской сотен. Подаренные и захваченные земля фактически стали удельным княжеством Ментшикова во главе с выстроенным на этих землях городом Александрополем. В черте границ этого «удельного княжества» оказалась и Рудня Шумаровская вместе с железным заводом и мельницей Ивана Есимонтовского.

В «книге отдаточной маетностям городу Почепу и Почеповскому уезду, что имеет быть князя Меньшикова», составленной в 1727 г., Шуморовская Рудня описана так: «во Мглинском же уезде, вниз села Шуморова, слобода Рудня, плотина на р. Воронусе. На той плотине железный завод и мельничный амбар о двух камнях мучных. Вальня о двух ступах. При том заводе двор один».

Таким образом, с начала 20-х годов XVIII века Рудня принадлежала Александру Даниловичу Меншикову, а с середины XVIII века – это уже владение гетмана Кирилла Разумовского, который согласно переписи 1781 г. имел здесь 13 дворов, позднее Рудня становится собственностью генерал-фельдмаршала И.В. Гудовича, женатого на дочери Разумовского Прасковье. До 1781 г. Рудня входила в Мглинскую сотню Стародубского полка, казачьего населения не имела.

Rudnya Schumarovo 2 c

Фото деревни Рудня со стороны Шумарово

Именно эту мельницу с такой древней и богатой историей и предстояло восстанавливать моему отцу. Когда он взялся за эту работу, то слева от здания мельницы еще сохранялся тот двор, хотя уже и нежилой, железного завода, упоминаемый выше в «отдаточной книге». Вероятно, раньше в нем жили рудники, выплавлявшие железо из местных болотных руд. А стоял этот двор на холме, состоявшем из шлаковых технологических отходов этого же железного завода.

Водяная мельница представляет собой довольно сложное техническое сооружение. Основная идея состоит в преобразовании потока энергии падающей на колесо воды во вращение жернова, перетирающего зерно в муку. Однако реализация такой простой идеи представляет собой нетривиальную задачу.

Во-первых, необходимо создать нужный перепад между двумя уровнями воды. Для чего требуется плотина, разделяющая между собой эти уровни воды. Кроме того, так как естественного потока течения реки часто бывает недостаточно, то перед мельницей требуется наличие большого водоема (озера), выступающего в роли своеобразного аккумулятора энергии в виде накопленной в водоеме воды.

Ustroystvo melnicy 2

Типовая конструкция водяной мельницы

Во-вторых, необходим спусковой механизм, обеспечивающий возможность управления потоком поступающей на колесо воды (2). Эта задача решается путем сооружения ставка и заставок, перекрывающих поток водя. В тот момент, когда заставки ставка открываются, вода с помощью специального желоба (1), так называемой «рыны», устремляется на водяное колесо, которое начинает вращаться.

В-третьих, требуется один из самых ответственных узлов водяной мельницы – зубчатый передаточный механизм, состоящий из зубчатого деревянного колеса с кулачками (3) и металлической шестерни (4). Это устройство обеспечивает связь между двумя перпендикулярно расположенными валами водяного колеса и жерновов (6,7), а редуктор (3, 4) одновременно повышает скорость вращения жернова (7), осуществляющего помол зерна, поступающего из бункера по желобу (9). Мука попадает в лоток (8) и оттуда ссыпается в мешок. Такой передаточный механизм требует очень высокой точности изготовления как зубьев шестерни, так и деревянных кулачков зубчатого колеса, вступающих с ними в соприкосновение.

Нет необходимости подчеркивать, что все эти три компонента, необходимые для правильной работы мельницы, в период оккупации Рудни были разрушены: плотина в весеннее половодье Воронусы было прорвана в нескольких местах, заставки отсутствовали, передаточный механизм на жернова сломан. Все это предстояло восстановить, рассчитывая только на свои собственные силы и коллективную помощь населения Шумарова и Рудни.

Если проблем с изготовлением деревянных конструкций мельницы (застовок, водяного колеса и других элементов) практически не возникало, то восстановление достаточно сложного передаточного устройства потребовало немало изобретательности. Дело в том, что основной элемент этого механизма – чугунная шестерня – был крайне изношен, а приобрести новую шестерню в послевоенное время тотальной разрухи не представлялось возможным. В результате было принято решение отлить эту шестерню непосредственно на месте. Сделали из глины необходимую форму, развели большой костер, на костре расплавили металл и, залив в форму, получили новую шестерню. А старая в нашем доме на Рыжовке долгое время использовалась как наковальня и как снаряд для тренировки по ее выжиманию поочередно каждой рукой – ведь она была довольно увесистая.

Мельница уже через непродолжительное время снова заработала и сыграла большую роль в обеспечении жителей ближайших сел и деревень края мукой. Хлеб, блины и различные супы из этой муки спасли жизнь многим жителям края в период наступившего послевоенного голода. На этой мельнице Иван Демидович заново построил сукновальню в четыре ступы, которая затем долгое время обеспечивала население сел края сырьем для изготовления незаменимых в зимнее время валенок. Была на этой мельнице и крупорушка. С ее помощью обдирали просо, гречиху, овес и делали из них крупу.

Летом большую часть своего времени мы с братом проводили около мельницы. Там нам было интересно все: большое озеро, полноводная река, с шумом вытекающая из-под заставок, высокие ивы, высаженные для укрепления плотины, возможно еще Есимонтовским. Одна из этих ив удачно склонилась над руслом реки (на фото она третья справа), что постоянно использовалось нами для прыжков в воду во время купания. В половодье заставки из ставка полностью вытаскивали и вода с шумом, бурным потоком падала вниз, как настоящий водопад. Это было впечатляющее зрелище.

Melnica c

Мельница в д. Рудня-Шумаровская, фото Ломако Ивана Демидовича середины XX века

А зимой, на озере перед мельницей, когда вода замерзала, устраивалась настоящая карусель. Для этого обычно использовалось старое деревянное колесо от телеги, надетое на вертикальную ось, закрепленную во льду. К колесу привязывалась длинная жердь, а к ней санки. Команда участников карусели делилась на две части – одна садилась в сани, а вторая, с помощью кольев, упираясь в спицы, крутила колесо. В результате, санки с большой скоростью скользили по льду озера так, что дух захватывало. Затем команды менялись местами и всем было весело.

Засуха 1946 г. и послевоенная разруха сельского хозяйства страны стали причиной повсеместной вспышки голода, захватившего многие центральные районы страны и, в том числе, Брянскую область и Мглинский край. То время стало действительно тяжелейшим испытанием населения. По полям мы с братом собирали прошлогоднюю картошку, оставшуюся в земле, а мать варила простой борщ из крапивы. Нас спасло то, что отец работал на мельнице и в доме была мука и всегда хлеб. Собирали появившиеся побеги трав и ели лепёшки или щи из щавеля. Помню, как отец рассказывал, однажды из Шумарово к нему пришел старый друг Коваль и говорит: «Иван, дай хоть щепотку муки – помираю». Лошадей для того, чтобы запахать огороды не было. Поэтому пахали либо используя коров, либо еще проще – за плуг впрягалось несколько женщин (мужчин тоже не хватало), и так сажали картошку по очереди каждому дому. Прошло более 70 лет, а у меня в памяти до сих пор стоит живая картина – как четыре соседних женщины впряглись и тащат плуг.

В 1946 году в доме-пятистенке соседа Беззубенко Ивана, по прозвищу Шалыга, в одной из комнат начал функционировать первый класс, куда меня шестилетнего в сентябре и отвел отец. В этом частном доме два года мне и еще нескольким детям Рулни преподавала моя первая учительница – Варвара Макаровна. Помню, что вместе со мной в первом классе учились две соседские девочки – Галя (фамилию не помню) и Паша Емельянова.

Первые «уроки музыки» я получил там же на Рудне. Моим «учителем» стал патефон, который единственный на всю деревню был у нас. В наличии имелось всего несколько пластинок, которые постоянно ставили для воспроизведения, особенно когда к нам на этот «концерт» приходили соседи. Игл для проигрывания не было, поэтому приходилось постоянного затачивать старые на ­иглу при заточке надо было не только двигать по бруску прямолинейно, но, одновременно, еще под определенным углом правильно вращать. И этим «искусством» мой старший брат и я в шесть лет владели «мастерски». Вспоминаются те песни, которые были на пластинках Апрелевского завода:

«Ехал я из Берлина», https://www.youtube.com/watch?v=4zI90BUxrQo;

«Казаки», https://www.youtube.com/watch?v=Gw8C2XhbDyY

«Бывали дни веселые», https://www.youtube.com/watch?v=fksgh2ob3ek

«Лизавета», https://www.youtube.com/watch?v=Nt9WmCQMXkQ;

«Тучи над городом встали», https://www.youtube.com/watch?v=YSFRcJf4lm0;

«Спят курганы темные», https://www.youtube.com/watch?v=IW2sPVPheeA;

«Вдоль деревни», https://www.youtube.com/watch?v=dfVpxi_HnZE;

«И кто его знает», https://www.youtube.com/watch?v=0Hax9aZAZSI;

«Дударь», https://www.youtube.com/watch?v=vbhkh_K8_uU;

«Русская красавица», https://www.youtube.com/watch?v=GkONtm4lyEk;

«Белая береза», https://www.youtube.com/watch?v=6ja9rpcRU8A;

«Разговор двух подруг»,https://www.youtube.com/watch?v=0SEZCyQM6ds.

Белеет парус одинокий

https://www.youtube.com/watch?v=DqBGqd_KtuU

https://www.youtube.com/watch?v=9dImPp2JwRQ

Лемешев https://www.youtube.com/watch?v=mec-_rTl2Ek

Жаваронок https://www.youtube.com/watch?v=xac5b3pzTLI

Вдоль по улице метелица метет https://www.youtube.com/watch?v=36tTr_dBUdI

На заре ты ее не буди https://www.youtube.com/watch?v=xB8WYlQ8D64

Ах ты душечка https://www.youtube.com/watch?v=mvrgGYT5sRM

Дан приказ ему на Запад https://www.youtube.com/watch?v=6LdmnaaUvKM

Катюша https://www.youtube.com/watch?v=gOyPwNKQS4c

Дальнейшее мое музыкальное образование совершенствовалось уже на Рыжовке, после того как мой старший брат Александр поступил в Калужское культпросвет училище по классу баяна. В летние каникулы в нашем доме часто устраивались импровизированные концерты из пьес, которые к тому времени ему уже удалось освоить. Хорошо помню названия некоторых из них: На сопках Маньчжурии, Березка, Вальс цветов, Полонез Огинского, Барыня, Страдания, Цыганочка и др.

На Рудне я начал получать и свои первые технические навыки. Для этого использовались останки танка Т-34, разорванного под Рудней немецкой бомбой, которые притягивали меня к себе как магнит. Я шел к отцу на мельницу, брал некоторые ключи, молоток и зубило и отправлялся к разорванному танку, где пытался открутить все, что было мне по силам. Все эти детали, различные подшипники и втулки, потом немедленно оказывались дома и тем или иным способом приспосабливались в детских играх и развлечениях.

Помощник отца, Калина, видя мою страсть к железкам, подшучивал и говорил: «А ты был возле «танкетки»?». «Танкеткой» он называл самоходно-артиллерийскую установку СУ-76, оставленную в центре деревни при наступлении полка Каширина на г. Мглин в 1943 г. И на мой утвердительный ответ, сообщал: «Так ты был только на первом этаже, а там есть еще и второй. А на нем ты не был. Обязательно сходи, там много интересного!». Так я и проводил свое время в частых походах к останкам танкаТ-34 и брошенной нашей армией «танкеткой» в центре деревни. От этой «танкетки» отец привез контейнер для снарядов, который долгое время использовался нами как сундук, для хранения различных инструментов и вещей.

Судьба не только этой конкретной самоходной установки оказалась печальной. Из-за технических просчетов в конструкции силовой установки и трансмиссии под большим вопросом оказался весь проект, так как первый опыт применения СУ-76 в боевых условиях выявил массу недостатков.

 

SU 76Самоходная артиллерийская установка СУ-76, оставленная в д. Рудня полком 1538 в 1943 г.

Ugor 2Речной угорь. В 2008 г. занесен в Красную книгу

Первые боевые машины этого типа были выпущены поздней осенью 1942 года, причём они были оснащены заведомо неудачной силовой установкой из двух параллельно установленных автомобильных бензиновых двигателей мощностью 70 л.с. Эта силовая установка была очень сложна в управлении и вызывала сильные крутильные колебания элементов трансмиссии, что приводило к их быстрой поломке. Эти недостатки вскрылись во время первого боевого применения серийных «самоходок» на фронте. Поэтому серийное производство СУ-76 было приостановлено, и конструкция была отправлена на доработку. Тем не менее, результат в целом оказался удручающим. Одним из главных виновников по результатам внутреннего расследования был назван Семен Александрович Гинзбург, который непосредственно руководил работами по созданию СУ-76. Он был отстранён от конструкторской работы и направлен на фронт в составе 32-й танковой бригады. Боевая карьера Семена Александровича оказалась недолгой: он погиб 3 августа 1943 года в районе деревни Малая Томаровка Курской области. Для наркома танковой промышленности Зальцмана эта история также не прошла бесследно – 28 июня с должности наркома его сняли. Так, брошенная в Рудне «самоходка» стала конкретным подтверждением недостатков всего этого проекта.

Но особенно привлекательны для меня были походы на мельницу, когда она работала. Интересно было все: как верхний жернов-бегунок, перемалывал зерно в муку, как под действием воды крутится водяное колесо, как работает кулачковый передаточный механизм, связывающий вал колеса и жернов-бегунок. Особое удовольствие доставлял шум падающей воды, и ловля угрей (на местном диалекте «калек») прямо руками под деревянным настилом мельницы, куда они сами постоянно заплывали в поисках мелкой живности для поедания и воды обогащенной кислородом в процессе ее падения вниз.

Rigovka2 0435

Рыжовка с. Шумарово, 2010

Так и проходило мое послевоенное детство в течение тех четырех лет, когда мы жили на Рудне. В это же время на Рыжовке с. Шумарово отец начинает строить новый дом, так как усадьба на Ломаковке была немцами при отступлении сожжена вместе со всеми хозяйственными постройками.

Следует отметить, что строительство дома в послевоенное время было делом чрезвычайно трудным. Ведь ни автомобилей, ни тракторов для перевозки леса, необходимого при строительстве дома, фактически не было, его приходилось перевозить только на лошадях, которых также не хватало. Все работы, как правило, выполнялись вручную – одним топором и долотом. И, тем не менее, удалось построить достаточно хороший по тем временам дом, который и сегодня стоит непосредственно на берегу реки Воронусы уже 70 лет.

Dom na Rygovke 2a

Дом, построенный Ломако Иваном на Рыжовке после войны, справа хата дочерей репрессированного священника с. Шумарово Андриевского, ок. 1960 г.

Dom rygovka 2 2010

Дом на Рыжовке в 2010 г.

Vir Voronusa c

Вид из дома на Воронусу и хутор Заречье. У челна младший брат Володя и я, 1962 г.

Из его окон открывался чудный вид на всю пойму реки, особенно в весеннее половодье. На другой стороне реки виднелся хутор Заречье, где жила семья брата матери Изота и где мы после освобождения с. Шумарово некоторое время жили в доме Полины Трифоновны. А чуть дальше открывался вид на Церковную гору и Ломаковку.

 Polovodye Voronusa c

Половодье на р. Воронусе, лето 1976 г.

В третий класс я уже начал ходить непосредственно в Шумаровскую семилетнюю школу, где нашим преподавателем стал Андрей Иванович. Там я встретился с Лосевым Петей, получившим кличку «Богомаз», так как он увлекался рисованием и пробовал писать иконы, и Ломако Иваном, по кличке «Кабарик». Они жили на другом конце села, на Новых усадьбах, но стали моими закадычными друзьями и постоянными партнерами по игре в шахматы, фигуры которых были изготовлены нами из пополам разрезанных катушек, от использованных ниток, и вставленных в них деревянных дополнений, вырезанных нами ножом и соответствующих названиям этих фигур.

3 Klass 1949 2 c

Ученики третьего класса Шумаровской школы в 1948-1949 гг.

Учитель Андрей Иванович в центре, я вверху второй справа, рядом со мной слева, мой полный тезка –Ломако Евгений Иванович. Ломако Иван во втором ряду сверху, второй слева, Лосев Петя рядом, справа от Ивана, а слева – Свидерский Иван. В верхнем ряду третий слева – Ворона Михаил. Паша Беззубенко (Емельянова) справа от Андрей Ивановича, а Галя – во втором ряду, вторая справа. Сапоненко Александр – третий слева, во втором ряду снизу, рядом справа Леня Гуторов. Это имена тех, кого мне удалось вспомнить.

 Otec Ya 1950 2c

Отец и я, 1950 г.

Накануне начала занятий в четвертом классе мать дала нам с братом деньги и послала в «город», так в Щумарово кратко называли Мглин, чтобы мы купили учебники и тетради для школы. Мы пришли в книжный магазин, расположенный на Советской площади, и вместо учебников и тетрадей купили две прекрасно изданные книги: «Дети капитана Гранта» и «Робинзон Крузо» с большим количеством иллюстраций. Так я стал обладателем двух первых книг моей домашней библиотеки, которую потом пополнял всю свою жизнь. Сколько всего книг в этой библиотеке сейчас я точно не знаю, не меньше пяти тысяч. Книги занимают шкафы во всех комнатах и в холле квартиры, много книг и на даче. Правда в последнее время покупаю книги гораздо меньше, так как, с одной стороны, ставить их некуда, а, с другой – сейчас я больше пополняю уже электронную библиотеку на компьютере.

Хорошо помню, как читая очередную книгу на печке я уснул и во сне опрокинул лампу с керосином, но мне повезло: керосина в лампе было мало, она упала на шубу, которая лишь немного выгорела. Еще был такой случай. Однажды, когда вся семья была дома, с грохотом прямо в трубу ударила молния, запахло гарью. Мы с отцом с ведром воды быстро полезли на чердак, но к счастью и на этот раз все обошлось – молния лишь расколола лагу под трубой. Таким образом, обе попытки поджечь дом завершились неудачно.

Но был и такой эпизод. Когда мне было около десяти лет, то Александр на тачке, из-под Рудни, привез неразорвавшийся снаряд времен войны и бросил во дворе дома на Рыжовке. Еще, когда мы жили на Рудне, они мальчишками находили довольно много неразорвавшихся снарядов. Тогда разводился большой костер, обычно в подходящей яме, куда бросали снаряд, а сами разбегались кто куда. Снаряд с грохотом взрывался, что приводило их в дикий восторг. Можно предположить, что для получения такого «потрясающего» эффекта, Александр и привез снаряд домой.

Однако я обнаружил этот снаряд, взял молоток и зубило и, когда никого не было дома, решил разобраться, каково его внутреннее устройство. Очевидно, что мое любопытство было сильнее чувства опасности. Предварительно убедившись в отсутствии взрывателя, но, тем не менее, интуитивно понимая опасность такого мероприятия, я вынес снаряд подальше от дома на другую сторону улицы под соседний вяз (этот вяз прекрасно виден на слева на переднем плане фотографии дома, представленной выше) и сделал несколько ударов зубилом по снаряду. Но мне и на этот раз повезло. Как раз в это время по дороге домой шел наш сосед, Лосев Ефим, по прозвищу Милющенок, живущий через дорогу. Участник войны, он сразу понял всю опасность затеянного мной эксперимента, немедленно отобрал снаряд, отнес его к реке и бросил в Воронусу. Там он и лежит до сих пор, близко к тому месту, где мы с младшим братом пытаемся вытащить челн на брег Воронусы. С помощью миноискателя желающие могут этот снаряд найти и повторить мой «неудачный» эксперимент.

В связи с этой безрассудной попыткой изучить внутреннее устройство снаряда, вспоминаются еще два послевоенных случая, которые завершились уже трагически. Так, практически сразу после освобождения Шумарова от оккупации, когда мы еще жили на Ломаковке, в соседнем доме прогремел взрыв. Оказалось, что это соседский подросток Федор решил на основе тола, добытого из неразорвавшихся снарядов, изготовить устройство для глушения рыбы. Результат – взрыв, обе его руки оторваны, он погибает от ударной волны на месте, а пальцы от его рук оказались на потолке.

Второй случай произошел гораздо позже, примерно году в 1953. После освобождения села прошло почти десять лет, но и после этого времени, подростку, жившему почти в центре села, прямо на дороге возле магазина, каким-то образом удалось заметить гранату, которую он как ценную находку принес домой. И снова происходит трагедия: граната взрывается прямо у него в руках, он получает обширное ранение в живот и через некоторое время умирает.

В доме на Рыжовке родились два моих младших брата – Владимир (1949) и Николай (1951). Из этого дома я и уехал в Москву поступать в Московский энергетический институт.

 Ya Volodya Kolya 1957 c

Владимир, я и Николай, 1957 г.

Долгие годы работы на мельнице в д. Рудня в антисанитарной атмосфере постоянной мучной пыли отрицательно отразились на здоровье отца. В середине 60-х годов он заболевает и в декабре 1971 г. умирает в возрасте 59 лет.

Всё дальше и дальше уходят в глубину истории события, вызванные Великой Отечественной войной. Но не уходит из наших сердец память о её бесчисленных жертвах, искалеченных судьбах, о великой и горькой, «со слезами на глазах», Победе. Сколько бы десятилетий ни прошло, наша память снова и снова возвращает нас к временам той войны и к той Великой Победе.

Безгранична наша благодарность всем тем, кто выстоял и выжил в той страшной войне, к тем, кто отдал свои жизни во имя мира на земле, к тем, кто в послевоенные годы в условиях тотального дефицита в материалах, одежде и продуктах возрождал страну из того пепла, в который в буквальном смысле ее превратили оккупанты. Мы должны это помнить и не можем этого забыть потому, что только тогда у нашей страны есть шанс сохраниться в виде субъекта истории, потому, что только в этом случае рядом с нами будет шагать наш Бессмертный полк.

Источники и литература

  1. Протченко З. Е. Земля Мглинская – родной край. – Брянск, 2003
  2. Батурко Ф.Ф. Историко-экономический очерк Мглинского края //Сайт Мглинский край http://www.mglin-krai.ru/20-interesnoe/istoriko-ekonomicheskij-ocherk-mglinskogo-kraya
  3. Кизимова С. П. Мглин. – Клинцы, 2015.
  4. Чуприк-Малиновский И. П., Кусвчев М. Д. Непокоренная земля Мглинская. – М., 2005.
  5. Брянщина. Голод 30-х годов. http://www.puteshestvie32.ru/content/golod
  6. Сайт «Подвиг народа». http://podvignaroda.ru/?#tab=navPeople_search
  7. Сайт «Память народа» https://pamyat-naroda.ru/heroes/?last_name=Ломако&first_name=Иван&middle_name=Демидович&group=all&types=pamyat_commander:nagrady_nagrad_doc:nagrady_uchet_kartoteka:nagrady_ubilein_kartoteka:potery_doneseniya_o_poteryah:potery_gospitali:potery_utochenie_poter:potery_spiski_zahoroneniy:potery_voennoplen:potery_iskluchenie_iz_spiskov:potery_vpp&page=1
  8. Сайт Мглинский край. Изгнание оккупантов. http://www.mglin-krai.ru/70-let-so-dnya-osvobozhdeniya-mglinskogo-rajona/168-izgnanie-okkupantov
  9. Советские кавалеры британских наград. http://www.sammler.ru/index.php?showtopic=112415&page=8
  10. Сайт Мглинский край. Бой за г. Мглин 21 сентября 1943 г. Свидетельства командиров. http://www.mglin-krai.ru/70-let-so-dnya-osvobozhdeniya-mglinskogo-rajona/172-boj-za-g-mglin-21-sentyabrya-1943-g
  11. Возобновить строительство железной дороги «Унеча-Мглин-Клетня». https://www.roi.ru/42276/
  12. 121 гвардейская стрелковая дивизия. http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=5141
  13. 121 гвардейская стрелковая дивизия. https://wiki2.org/ru/121-%D1%8F_%D0%B3%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%8F
  14. Веремеев Ю. Стрелковый  полк (штат № 04/601) сокращенной дивизии РККА (военного времени). http://army.armor.kiev.ua/hist/strelpolk-1941.php
  15. Полонский И. Смерш. Фронтовая контрразведка на переднем краю борьбы с диверсантами. https://topwar.ru/140114-smersh-frontovaya-kontrrazvedka-na-perednem-krayu-borby-so-shpionami-i-diversantami.html
  16. Сайт Щит и меч. Смерш существовал три года, но помнят его до сих пор. http://sectris.blogspot.com/2010/08/blog-post_18.html
  17. Огненная дуга. Из фондов школьного музея. http://ikupr.narod.ru/index/0-5
  18. Коростень. Где Ольга отомстила древлянам. https://varandej.livejournal.com/415945.html
  19. Федоренко П. К. Рудни Левобережной Украины в XVII-XVIII вв. – М., 1960
  20. Две мельницы. https://www.turkaramamotoru.com/ru/%D0%94%D0%B2%D0%B5-%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B-473594.html
  21. Википедия

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

no events

Сегодня событий нет

.